http://savepic.ru/7875720.jpg
Патронус (от лат. Patronus — покровитель) - магическая сущность, призванная защитить волшебника от Дементоров и их влияния.
Патронус является чистейшей светлой и очень сильной древней магией, основанной на эмоциях, а сущность рожденная Патронусом представляет собой мощную концентрацию положительных воспоминаний волшебника.

Патронус — это вид положительной силы, воплощение всего, что дементоры пожирают — надежду, счастье, стремление выжить. Но в отличие от человека, Патронус не знает, что такое отчаяние, и поэтому дементор не в состоянии причинить ему вреда. Однако я должен предупредить, что заклинание может оказаться для тебя слишком сложным. Оно бывает не по силам даже опытным волшебникам.
«Гарри Поттер и Узник Азкабана» Ремус Люпин, гл. 12


Патронус может выражаться как в виде облака серебристой материи, так и обретать телесное воплощение из той же материи [Телесный Патронус]. Обычно это вид какого-либо животного, характеризующего волшебника.
Вид и размер телесного Патронуса никак не влияют на силу чар. За нее отвечает уже то, что заклинание обрело форму. Из истории магии известен случай когда Патронус в форме крошечной мыши смог прогнать целую стаю дементоров.
Форма Патронуса не стабильна и способна меняться на протяжении жизни волшебника. Изменение формы может произойти в результате тяжелого психологического потрясения или серьезного изменения в личности и характере волшебника. Сюда можно отнести утрату близких, влюбленность, испуг, предсмертное состояние и т.п.
Некоторые волшебники могут обрести способность вызывать Патронус, лишь пережив эмоциональный шок.

Таким образом, Патронус Нимфадоры Тонкс изменился с кролика на волка, когда она влюбилась в Люпина, а Патронус Снейпа всегда был таким же, как у любимой Лили - лань.

Чары Патронуса также сложны, как и редки. Они известны и доступны далеко не каждому взрослому волшебнику, не говоря уже о детях, а в Министерстве Патронусу обучается только высшая каста авроров. Орден Феникса обучался у Дамблдора, чье величие и сила всем известны.

прим.автора для школьников:
Нет, вы не можете знать о чарах больше отдаленного упоминания, что есть нечто, спасающее от дементоров.
Нет, вы не могли вычитать о них в книгах в библиотеке Хогвартса или домашней, если ваши родители не ученые или не авроры.
Нет, вас не мог научить Патронусу брат\друг\дядя\другой родственник. Они тоже вряд ли о нем знают, если они не Орденцы и не элита аврората.
Да, Гарри смог скастовать Патронуса, потому что его обучил Орденец, умеющий это делать, а Гарри обучил в свою очередь ОД, потому что тоже уже умел.


Патронус вызывается заклинанием Экспекто Патронум (англ. Expecto Patronum), но чтобы оно дало нужный результат и материализовало хотя бы облачную сущность необходимо сконцентрироваться на самых счастливых воспоминаниях, прочувствовать заново эмоции того момента, мысленно заставляя их выйти вслед за заклятием.
Задача не так проста и без магии, поэтому моральные усилия и концентрация для столь сложного заклятия нужны колоссальные. И если на тренировке волшебник сможет создать Патронуса, то далеко не факт, что он справится с задачей в боевых условиях. Дементоры призваны высасывать любые эмоции, несущие положительный эффект, радость, надежду. Даже один из них станет мощной помехой для Патронуса, не говоря о группе или армии, и только по-истине умелый и сильный духом волшебник будет в состоянии на ментальное сопротивление и концентрацию достаточные, чтобы сотворить хотя бы туманный Патронус.

Стоит заметить, что Патронус, будучи чистой белой магией, ни при каких условиях не станет доступен Темным волшебникам, а именно тем, кто погрузился в темные искусства, запачкал руки кровью и очернил свою душу.
При этом, банальное использование Непростительных заклятий (кроме Авады), не исключает способность призвать Патронус. Ярким тому примером является Долорес Амбридж, которая при всей своей мерзости характера и использовании Круциатуса создавала вполне мощный Патронус защищавший ее от дементоров в зале суда. Просто она не была темным волшебником по своей сути, не была убийцей, а лишь имела достаточно человеческой ненависти для Круцио и обладала настолько здоровой долей радости и счастья от происходящего, что могла вызывать Патронус.
Пожиратель смерти Северус Снейп также имел способность вызвать Патронуса. Несмотря на некоторые знания темных искусств он не был убийцей и на протяжении всей жизни нес в себе глубочайшую любовь к Лили и светлую о ней память, которая полностью обусловливала его Патронус.

— Это прямо-таки трогательно, Северус, — серьезно сказал Дамблдор. — Уж не привязались ли Вы, в конце концов, к мальчику?
— К мальчику? — выкрикнул Снейп. — Экспекто патронум!
Из кончика его палочки вырвалась серебряная лань, спрыгнула на пол, одним прыжком пересекла кабинет и вылетела в раскрытое окно. Дамблдор смотрел ей вслед. Когда серебряное свечение погасло, он обернулся к Снейпу, и глаза его были полны слез.
— Через столько лет?
— Всегда, — ответил Снейп.
«Гарри Поттер и Дары Смерти», гл. 33


Помимо защиты от Дементоров, Телесные Патронусы могут использоваться как посланники для передачи сообщений. Эти посланники могут говорить голосом своего создателя, но не имеют обратной связи. Через Патронуса нельзя общаться, можно лишь послать в ответ своего. Такие сообщения считаются самыми безопасными, потому что нет магии способной остановить Патронуса или преградить ему путь, но при этом создание говорящего Патронуса доступно лишь единицам с исключительными магическими способностями, среди которых были Дамблдор и Кингсли, остальным же доступен лишь условный сигнал в виде появления Патронуса в нужном месте [Северус Снейп; момент в “Гарри Поттер и Дары смерти”, где он указывает местонахождение Меча Гриффиндора].

Как только Гарри накинул плащ на себя, она взмахнула волшебной палочкой; огромное серебристое существо с четырьмя ногами появилось из неё и метнулось в темноту.
— Это был Патронус? — спросил Гарри, который как-то видел, как Дамблдор посылал сообщения таким способом.
— Да, я посылаю сообщение в замок, что ты со мной, иначе они будут волноваться.
«Гарри Поттер и Принц полукровка».


За помощь с текстом спасибо Алекто Кэрроу